История фотографии

05.03.2010

Волшебный фонарь


Предыстория фотографии таит в себе много легенд, связанных с волшебным фонарем (лантерна магика) — простейшим оптическим устройством, создающим изображения непрозрачных или прозрачных объектов, помещённых в ходе лучей источника света.

Эти изображения создавались на некоем экране, диффузно отражающем или пропускающем свет. В особых случаях для достижения большего эффекта они создавались в рассеивающей среде - в тумане или облаках дыма.

В основе работы волшебного фонаря лежит принцип световой проекции, осуществляемой различными способами: теневой проекцией, с помощью камеры-обскуры или проекционным аппаратом. В случае теневой проекции исходное непрозрачное или полупрозрачное изображение помещается между источником света и экраном. Этот простейший способ был широко известен еще в античном мире.

Во II веке до н.э. метод теневой проекции получил распространение в Китае, где с возникновением религии Конфуция началось строительство закрытых храмов на месте прежних открытых террас для богослужения. На стенах воздвигнутых храмов создавались священные надписи-орнаменты и сакральные образы.

Для проведения религиозных процессов и обрядов эти изображения делались переносными на шёлковых платках, а впоследствии — на изобретенной китайцами бумаге. Они выполнялись от руки тушью в виде силуэтов и контуров или печатью с гравировальных досок. К этому же периоду относится возникновение знаменитых театров "китайских теней, используемых жрецами при многолюдных зрелищных сборищах. В театре теней для придания сакральным изображениям большей мистичности и таинственности применялись световые эффекты, оживляемые их сменой и движением. Между светильником и экраном располагались сделанные на шёлковой ткани непрозрачные изображения драконов, Солнца, самого Будды, мифических героев и даже людей. Верующие, находящиеся в темном помещении, наблюдали на освещенном экране тени, падающие от этих изображении, сменяемых и передвигаемых жрецами. Театр китайских теней неизменно оказывал сильное впечатление на зрителей и получил широкое распространение в Азии и Африке.

В Египте жрецы Элевзии и Мемфиса, служившие в древности культу богини плодородия Изиды с таинствами, полными загадочных и таинственных явлений, хорошо изучили законы распространения и отражения света. Они овладели приёмами световой проекции и поражали невежественных людей появлением таинственных и необъяснимых сияний, светящихся призраков и движущихся теней, проецируемых на стены храма или на облако жертвенных курений с помощью скрытого от зрителей волшебного фонаря.

У отсталых народов духовенство вплоть до недавнего времени сохраняло самые примитивные приёмы проекции. Так, историком кино Ф. Шипулинским описывается, как в глухих уголках Монголии шаманы-гегены, почитающиеся святыми чудотворцами, собирают в темноте верующих около горящего очага и, взяв в руки вырезанные из дерева силуэтные изображения, наводят ими тени на лица молящихся, исцеляя их этим от болезней и неверия.

Много веков насчитывает и история проекции с применением камеры-обскуры. Её первое описание до нас дошло в трактате арабского физика, математика, медика и философа Абу Али Ибн-аль-Хайсама, посвященного оптике, где были собраны все сведения о свете и световых лучах античного мира. В Западной Европе способ проекции с помощью камеры-обскуры был известен уже в XII веке. Этот способ описал в своей книге "Опус Майюс" ("Большой ТРУД") Францисканский монах Роджер Бэкон. Однако эта книга была опубликована лишь через три столетия. Поэтому камеру-обскуру изобретали снова и снова. Упоминания о камере-обскуре мы находим у Леонардо да Винчи в заметках 1519 года и книге итальянца Джамбаттиста делла Порта "Естественная магия" 1558 года. Делла Порта вошёл в историю оптики благодаря важному усовершенствованию: он поместил в отверстие камеры-обскуры линзу, отчего изображение стало ярче и отчетливее. Это усовершенствование позволило превратить камеру-обскуру в волшебный фонарь. Делла Порта рисовал на тонкой бумаге фигурки людей и животных и вставлял их в трубку, где находилась линза. В ярком солнечном свете возникали чёткие увеличенные изображения нарисованных фигурок. Эти демонстрации производили на современников неизгладимые впечатления, впрочем, не всегда положительного характера. "Некоторый Галл считает меня ядоносным магом и книгу мою достойной сожжения", - жаловался изобретатель в своей книге Демономания".

Сто двадцать лет спустя после изобретения, описанного делла Порта, в Амстердаме вторым изданием вышла книга иезуита Афанасия Кирхера Великое искусство света и теней". В отличие от первого издания она содержала два рисунка, изображавших волшебный фонарь с масляным светильником, и его подробное описание. Свет уже не просто отбрасывал тень от непрозрачного изображения, а проходил сквозь вставленную в стенку ящика линзу, создающую на стене увеличенное теневое изображение. Непрозрачные рисунки делались на кусочках прозрачной слюды, помещаемых между лампой и линзой.

Кирхер пришёл в Рим из Германии в 1640 году. Его считают изобретателем волшебного фонаря. Он действительно был искусным экспериментатором, о чем свидетельствуют его опыты с зажигательными зеркалами. Кирхер поставил цель продемонстрировать недоверчивым скептикам истинность легенды о "зажигательных зеркалах Архимеда", которыми тот сжёг римский флот во время осады Сиракуз. Для этого он специально побывал в Сиракузах и оценил расстояние от зеркал до кораблей флота в тридцать три шага. Сожжение Архимедом вражеских кораблей примерно с такого расстояния при помощи систем зеркал изображено на старинной гравюре, помещённой на фронтисписе книги Вителло "Перспектива".

Опыты Кирхера увенчались успехом - с помощью зажигательных зеркал ему удалось поджечь доску, пропитанную смолой, с расстояния в тридцать три шага. Но даже после этих опытов Кирхера историческая достоверность легенды об Архимеде подвергалась сомнениям, уже в наши дни её достоверность была окончательно подтверждена греческим инженером Иоаннисом Саккасом.

В 1973 году Саккас построил определенным порядком группу солдат с металлическими щитами, поверхность которых была отполирована до зеркального блеска. Отражаемые ими солнечные лучи концентрировались на деревянных моделях древнеримских кораблей. Всего было проведено пять опытов, в которых менялись число зеркал, расстояние до кораблей и время дня. И вот в последнем эксперименте, проведенном в полдень 6 ноября, когда 70 зеркал были направлены на макеты, находящиеся на расстоянии 55 метров, они загорелись через 2-3 минуты. Так была подтверждена истинность ещё одной древней легенды.

Волшебный же фонарь Кирхера стал популярным прибором, широко применяемым как с религиозно-мистическими, так и с развлекательными целями. Так, например, католическим духовенством для борьбы с ересью была придумана "фантасмагория", предназначенная для создания нереальных причудливых видений. Например, вместо рисованных картинок волшебный фонарь освещал живого человека, наряженного чертом и помещенного в люке под полом. Свет, отражённый от этой живой и подвижной фигуры, падал на большое стекло, поставленное под углом 45" перед алтарём. Зритель наблюдал алтарь сквозь стекло, не замечая последнего, и появляющееся в стекле светящееся отражение казалось ему возникшим неизвестно откуда в самом алтаре. Подобно волшебному фонарю этот трюк фантасмагории сохранился и до наших дней, сделавшись достоянием ярмарочных балаганов и различных шоу. Вспомним хотя бы зрелищное действо "Лантерна магика", основанное на синтезе театра и кино и показанное россиянам артистами из Чехословакии около 30 лет тому назад.

В Россию волшебный фонарь проник первоначально так же, как религиозно-мистическое средство, но вскоре ему нашлось и научное применение. Немецкий физик Вольф, у которого учился М.В.Ломоносов, предложил "волшебный фонарь обратить в микроскоп", о чём наш великий учёный не преминул отметить в книге "Волфиянская экспериментальная физика". Знаменитый Леонард Эйлер в 1753 году опубликовал работу "усовершенствование волшебного фонаря как солнечного микроскопа", предварительно сконструировав такой прибор. С его помощью можно было показывать на экране увеличенные изображения не только прозрачных, но и непрозрачных объектов. Этот прибор явился прообразом современных диапроекторов и эпидиаскопов.

Фантасмагории недолго оставались монополией служителей церкви и вскоре превратились в зрелища, устраиваемые для потехи публики. По свидетельству М.С.Хотинского, некто Филипсталь так давал публичные представления в Лондоне и Эдинбурге. Театр освещался только одной лампой. Зрители помещались в амфитеатре. Занавес поднимался и открывал на сцене пещеру, вход в которую был окружён дикими скалами, скелетами, черепами и чучелами страшных фантастических чудовищ. Раздавались громовые удары, сверкала молния, и дрожащий свет лампы постепенно исчезал. В это время незаметно для зрителей опускался газовый занавес, на который проецировались как бы висящие в воздухе изображения. О действительных размерах изображений было невозможно составить правильного заключения, так как их не с чем было сравнить. Гром производился катанием чугунных шаров по дощатому настилу. С помощью другого волшебного фонаря, поставленного внутри пещеры, создавались другие устрашающие предметы и лица, которые также являлись публике висящими в воздухе. Искусным соединением двух и более стеклянных пластинок с изображениями фигуры приходили в движение, разыгрывая несложные сцены, при этом можно было уменьшать или увеличивать размеры фигур, что имитировало их приближение или удаление. Такого рода сцены наделали много шума в Англии и принесли Филипсталю огромные деньги.

В 1798 году в Париже появился бежавший из Бельгии от преследований полиции за какие-то чудодейства талантливый физик и воздухоплаватель Этьен Гаспар Робер, именующий себя Робертсоном. Газеты были полны описаний творимых им чудес: он повелевал призраками, вызывал тени умерших. Успех Робертсона объяснялся тем, что он первым начал вводить в фантасмагорические картины тени живых существ, производившие несказанный эффект. Одна из сцен обезглавливания была представлена так натурально, что при ударе топором, отделявшим голову от туловища, половина зрителей вскликнула от ужаса, а несколько человек лишилось чувств.

За свою деятельность Робертсон то подвергался преследованиям, то обретал славу и признание. Так, описав в своих мемуарах в 1831—1833 годах различные виды проекционных устройств, он был возведен в звание профессора физики католической Сорбонны. С этого времени волшебный фонарь уже не претерпевал существенных изменений вплоть до изобретения фотографии.

Максим Томилин


Возврат к списку









© Copyright PhotoRange